Верхний баннер
03:22 | | 09 МАЯ 2021

$ 74.14 € 89.51

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40


Программы / Дневной разворот

17.06.2016 | 21:42
«Знаете, если вспоминать количество зданий, вообще этих вот прожектов, которые за столько лет существовали, то галерея бы просто уже наводнила своими филиалами город», – Юлия Тавризян, директор Пермской художественной галереи

- Добрый день, уважаемые слушатели «Эха Перми»! В эфире программа «Дневной разворот». Я сегодня здесь без своего соведущего, но не одна, тем не менее. Зовут меня Анна Букатова. Дня доброго! Юлия Борисовна Тавризян, директор Пермской художественной галереи здесь у нас в гостях. Здравствуйте!

Юлия Тавризян: Здравствуйте!

- И Владимир Береснев, куратор новой выставки, которая открылась вчера, о переездах галереи. Здравствуйте!

Владимир Береснев: Добрый день!

- Ну расскажите, как вчера все было? Хорошо, красиво прошло?

Владимир Береснев: Да, прекрасно. Я считаю, что мы попали в яблочко, потому что как только мы наши инсталляции выкатили на площадь – они представляют собой такие бутафорские ящики как бы для перевозки экспонатов, раскладываясь, они превращаются в домики. Но это нужно видеть.

- Я видела только на картинке, да.

Владимир Береснев: Да. И народ сразу к нам…

Юлия Тавризян: Ну то есть такие витрины в виде домиков.

- Да-да-да.

Владимир Береснев: Да. Подошел, спросил: «Ну, что? Началось?»

- А! Переезд начался?

Владимир Береснев: Да!

- Слушайте, это вообще большие конструкции?

Владимир Береснев: Метр двадцать на метр двадцать на восемьдесят – ну, такие…

- Ну, достаточно серьезные.

Владимир Береснев: Да, серьезные ящики. Мы хотели, чтобы была, такая видимость реального переезда, и не картонные коробки, а деревянные ящики полноценные, в которых мы обычно перевозим экспонаты.

- И что ж там в этих ящиках находится? Явно не экспонаты.

Владимир Береснев: Нет, конечно же. В ящиках находятся не экспонаты, а мы за год собрали истории несостоявшихся переездов, и там, где есть документы, скажем, эскизные проекты или концепции, которые разрабатывали – там лежат документы. Где истории не подтверждены документально, там художники создали образы, иллюстрирующие эти истории. И в каждом из ящиков лежит такая папочка «Дело».

- Так.

Владимир Береснев: Да! Где документальная часть этих историй также представлена, т.е. можно почитать, можно посмотреть.

- Слушайте, прямо оригиналы документов, что ли?

Владимир Береснев: Ну нет, конечно.

- Ну, я понимаю.

Владимир Береснев: Конечно, нет. Это результаты интервью, это материалы из Интернета, это материалы из архива, собранные в какие-то цельные такие повествования и распечатанные на бумаге.

- А кто из художников занимался этим?

Владимир Береснев: Юрий Лапшин.

- Так.

Владимир Береснев: Катерина Крайнева, Алексей Щиголев, Юрий Шикин, Егор Субботин – порядка 5-6-ти художников приняли участие.

- Которые на слуху и выставляются сегодня, да, часто?

Владимир Береснев: Да. Мы кинули клич, кто желает поучаствовать в этой истории. Вот кто откликнулся, те поучаствовали.

- Какой ваш любимый куб? Что там изображено в этом ящике?

Владимир Береснев: Наверное, работа группы «Куб»: Егор Субботин и Юрий Шикин. Они сделали два объекта. Один из них посвящен эпизоду 1974 года, когда глава обкома Борис Коноплев пытался затеять строительство нового здания для галереи под грифом «Дворец культуры», потому что в то время было не принято строить новые здания для музеев, они должны располагаться были в памятниках архитектуры, и разместить это на рыночной площади – прямо напротив Центрального рынка, где сейчас находится общежитие медицинской академии.

- Слушайте, как интересно.

Владимир Береснев: Да. Но в то время рынок был другим. Это был действительно центр города и транспортный центр, и, в общем-то, в каком-то смысле даже и культурный – он имел совсем не тот имидж, который имеет сейчас. Сейчас, конечно, дико представить себе галерею на рыночной площади, но тогда... Тогда это казалось логичным. И ребята сделали такой зеркальный изнутри куб, куда поместили сделанный из пенопласта, как делают архитекторы макеты, значит, зданий, такой типовой проект дворца культуры советского периода, и сверху положили стекло, присыпали песком. То есть получилась такая археология, там можно кисточкой поразгребать и посмотреть, ну и, одновременно, какая-то такая отсылка к детским «секретикам», которые мы прячем, а потом забываем про них.

- Слушайте, как интересно. Это ведь не только работа художников. Это художники, которые занимались историей, и достаточно долго этим занимались.

Владимир Береснев: Да. И у посетителей выставки, особенно у детей, это, конечно, любимый экспонат.

- Что можно все потрогать.

Владимир Береснев: Да. Мы каждый день туда, до… второй день досыпаем песочек.

- У вас ведь, кстати, еще какие-то будут… С детьми экскурсии вы, по-моему, проводите бесплатные по этой выставке?

Владимир Береснев: И с детьми, и со взрослыми, причем не только по выставке. Выставка вообще открывается в три этапа. То есть первый этап, он уже случился вчера, т.е. мы выкатили эти объекты на площадь. Открыли, правда, не все: у нас будет три сюрприза, т.е. три…

- То есть еще половина? Половину не видели?

Владимир Береснев: Ну, не половина. Не половина, а 25%, треть. У нас полуторамесячная программа и ее надо как-то насыщать. Поэтому вот так вот не все сразу.

- Не все сразу все секреты.

Владимир Береснев: Не все сразу секреты открываем. То есть сначала это экскурсия по выставке. С 30 июня будут пешеходные, велосипедные экскурсии по городу: по тем местам как раз, где галерея могла бы расположиться.

- Да, это второй вопрос, о второй части выставки.

Владимир Береснев: О второй части выставки.

- Так. Ну хорошо. Пока мы про экскурсии, да.

Владимир Береснев: Ну а третья часть – это мы рассказываем историю кафедрального собора – с момента его строительство, ну вот до сегодняшнего дня.

- Юлия Борисовна, вам вообще, как идея этой выставки?

Юлия Тавризян: Мне очень нравится сама идея, и, собственно, когда Владимир начал ее разрабатывать еще для участия в конкурсе благотворительного фонда Владимира Потанина «Меняющийся музей в меняющемся мире», мы эту идею всячески поддерживали и считали, что это может быть проект, который еще больше объединит галерею с горожанами, да. Потому что он рассказывает об истории города. Он рассказывает не о сожалениях и несчастьях, да, а он рассказывает о, наоборот, о такой позитивной истории, которая заканчивается реальными какими-то результатами, мы надеемся. Вот. И поэтому это очень интересно. Интересно посмотреть на восприятие музея в каждую историческую эпоху, да, вот на протяжении последних 40 лет. Это прямо такой… Археология такая, я бы сказала. Археология…

- Искусства пермского.

Юлия Тавризян: Ну не искусства – культуры, пермской культуры.

- Пермской культуры, скорее, да. То есть вот этот проект этой выставки, он победил на каком-то конкурсе, правильно?

Владимир Береснев: Да, это конкурс «Меняющийся музей в меняющемся мире» благотворительного фонда Владимира Потанина.

Юлия Тавризян: Это крупнейший конкурс вообще для музеев, который существует в России, и победить в нем очень престижно. И мы очень рады, что уже вот не первый раз галерея получает поддержку фонда Потанина.

- Там много было? Много было участников?

Юлия Тавризян: Ежегодно бывает…

Владимир Береснев: Да, в нашей номинации было 173 участника.

- Ого! Ого! Скажите, ну вот мы рассказали только про первый этап открытия выставки, чуть-чуть коснулись последующих, но всего эта выставка будет состоять из трех этапов.

Владимир Береснев: Да.

- Вот первый у нас – это вот эти кубики, ящики у галереи.

Владимир Береснев: На Соборной площади, и они никуда не денутся, они будут стоять до конца, да. То есть когда мы открываем второй этап, первый…

Юлия Тавризян: До конца…

Владимир Береснев: Июля.

- Июля.

Юлия Тавризян: Да. Не совсем до конца.

- Мне кажется, для вас уже слово «конец» имеет определенное значение.

Юлия Тавризян: Да-да.

Владимир Береснев: То есть когда открываем второй этап, они никуда не деваются, они продолжают стоять. Вторым этапом у нас запускается приложение к нашему сайту. Это…

- К сайту какому?

Владимир Береснев: Галереи.

- Галереи? А, у галереи приложение.

Владимир Береснев: Да-да. Это виртуальная карта города Перми, где маршрут… мы будем создавать маршруты для осмысленных прогулок.

- Туристические маршруты, пешие или… Как вы говорили?

Владимир Береснев: Пешие, автомобильные, велосипедные – как угодно. То есть там…

- А, и вот так тоже, да. Сейчас модно стало вот пешие экскурсии проводить.

Владимир Береснев: Модно, и мы этой моде будем следовать. И первой экскурсией будет как раз экскурсия по мотивам выставки «Море возможностей». А потом, я думаю, мы придумаем еще, т.е. этот ресурс в нашем распоряжении останется уже навсегда, мы надеемся.

- Скажите, что насчет второго этапа выставки – или он третий? – когда будут несостоявшиеся вот обозначены здания, куда Галерея…?

Владимир Береснев: Это второй этап.

- Это второй?

Владимир Береснев: Это второй этап, и как раз мы выходим уже за пределы Соборной площади, превращаем в экспонаты сам город. И людей прямо уже поведем не вдоль, значит, вот этой череды ящиков на Соборной площади, а прямо по городу с рассказом про каждое место, про каждое здание, где мы могли бы находиться, если бы одна из этих возможностей когда-то реализовалась.

- Тоже пойдете с экскурсиями?

Владимир Береснев: Конечно.

- Ну расскажите, что это за здания. Даже я вот не уверена, не все знаю.

Владимир Береснев: Я бы не стал раньше времени портить впечатление.

- А, вы опять…

Владимир Береснев: Конечно. Что…

- А как же рассказать в эфире?

Владимир Береснев: В эфире…

- Ну хотя бы несколько вот этих зданий?

Владимир Береснев: Хотя бы несколько – хорошо. Вот у нас есть такой куст, «пяточек», где находится прямо три здания, где галерея могла бы разместиться. Это, конечно, были только гипотезы, не было даже никаких ни зарисовок, ни эскизов. Это здание ФСБ, Дом Тупицыных.

- Который такой красивый голубой, у Оперного театра?

Владимир Береснев: Да-да. Это здание сельхозакадемии, и это здание городской администрации.

- Это обсуждалось где-то в кулуарах, да?

Владимир Береснев: Это 90-е годы, когда были такие грезы о том, что каждое учреждение государственное получит новое здание. Вот. И вдохновленные этими грезами, руководители этих ведомств предлагали передать их здания Пермской художественной галерее. В особенности здание ФСБ и сельхозакадемии, потому что это памятники архитектуры. Ну поскольку никому ничего не построили, мы туда не попали.

- Слушайте, Юлия Борисовна, вы как бы вот эту возможность переехать, ну вот в то же красивое здание ФСБ…

Юлия Тавризян: Знаете, если вспоминать количество зданий, вообще этих вот прожектов, которые за столько лет…

- Куда вы могли уехать?

Юлия Тавризян: Да, существовали, то уже галерея бы наводнила просто своими филиалами город. Но на самом деле ведь каждый из этих вариантов отметался по каким-то объективным причинам, да. Одни здания были слишком маленькие, другие – неприспособленные, там невозможно было реконструировать, третьи, там у них был грибок или стояли не в той зоне, или еще что-то, да. То есть у каждой этой истории есть незавершенность. Вот. И, конечно, вероятно, какие-то из них и могли бы реализоваться, но все это было уже давно.

- Чувствуется такая усталость в вашем голосе – насколько надоело вам?

Юлия Тавризян: Уже хочется вперед, если честно. Уже, да, т.е. вот, проанализировав ситуацию, увидев то, что как бы происходило, увидев историю, да, показав ее горожанам, хочется вот этот этап, который заканчивается словом «бы» завершить и уже…

- И уже куда-то прийти.

Юлия Тавризян: Да, и прийти уже к тому результату, который, как мы надеемся, в скорости состоится.

- Ну вот об этом, куда можем переехать, как там все с ремонтом идет, ну вот попозже, наверно, расскажем, когда про выставку уже закончим, так. А третий этап? Всего будет три этапа. Второй, получается, по зданиям, куда галерея могла уехать. Это когда будет? В июле?

Владимир Береснев: Это с 30 июня.

- С 30 июня. Тоже весь месяц?

Владимир Береснев: Да, тоже, да, весь июль. Экскурсии, которые я буду проводить, они будут в субботу и воскресенье с трех часов от Соборной площади.

- А, вы лично будете?

Владимир Береснев: Да. То есть по субботам, это кураторские экскурсии. Значит…

Юлия Тавризян: Кураторские, да.

- Слушайте, вы без отпуска. У вас отпуск будет в Перми на экскурсиях.

Владимир Береснев: Да.

- Напомню, в эфире «Эха Перми» «Дневной разворот». Юлия Борисовна Тавризян, директор Пермской художественной галереи, Владимир Береснев у нас в гостях, куратор новой выставки о переездах. Мы за эфиром… очень интересную такую штуку я узнала, что, оказывается, все ящики, которые на первом этапе этой новой выставки о переездах галереи, оказывается, на Соборной площади они не будут круглосуточно, а каждый день будут заезжать.

Владимир Береснев: Да, каждый день у нас происходит церемония, значит, выкатывания ящиков на Соборную площадь. Они на колесиках, и наш волонтерский корпус, и мы сами вместе эти ящики выкатываем, устанавливаем, открываем, раскладываем объекты, чтобы их было смотреть интересно. И каждый вечер в 8… Да, в 11 часов, в 11:30 мы их выкатываем, в 12 открывается выставка, и вечером в 8 часов точно так же их закатываем во двор галереи и укрываем на ночь полиэтиленом.

- Слушайте, обычно кураторы, они так красиво ходят по залу выставки, что-нибудь рассказывают, об идеях рассуждают. Я первый раз вижу, чтобы куратор таскал ящики свои и вот…

Владимир Береснев: Мы решили быть последовательными – переезд так переезд.

- Переезд так переезд. Все реально.

Владимир Береснев: Да, все реально. И…

Юлия Тавризян: Когда будет… Да, извините. Когда будет настоящий переезд, и кураторы, и все остальные будут…

Владимир Береснев: Грузчиками.

Юлия Тавризян: По полной, да.

- И это вам не шутка, да.

Юлия Тавризян: Да. Нет, абсолютно.

Владимир Береснев: Поэтому и у нас это не шутка и все серьезно. И, в принципе, любой желающий человек, который в этой время окажется на Соборной площади, может волонтерам помочь поставить эти ящики на их место или прикатить до ворот.

- Друзья, хотите быть ближе к искусству, к нашей Галерее, вас каждый день в течение ближайшего месяца куратор новой выставки Владимир Береснев приглашает помочь, стать частью этой выставки.

Владимир Береснев: Да, стать соучастником переезда. В понедельник выходной.

- Так.

Владимир Береснев: И еще есть особенность. Поскольку экспонаты не влагоустойчивые, в случае неблагоприятного прогноза, возможны незапланированные перерывы в работе выставки, чтобы сохранить экспонаты.

- Дожди если нам обещают в ближайшие месяцы, будете постоянно выкатывать – закатывать?

Владимир Береснев: Нет, если будет прямо неблагоприятный прогноз на целый день, то…

- Лучше уж не начинать, да?

Владимир Береснев: Лучше не начинать, да.

- Владимир, что с третьей частью выставки?

Владимир Береснев: Третья часть выставки посвящена зданию собора, где мы находимся вот уже почти 85 лет, и его история тоже немногим известна и, как нам представляется, недооценена, т.е. здание достойно того, чтобы наконец стать экспонатом. Это будет внутренняя навигация по зданию, т.е. отдельные места, где у нас ничего не висит, будут снабжена аннотациями, и посетители могут узнать историю здания, читая эти аннотации. Кроме того, один из наших хранителей, Александра Ивановна Пестова, она готовит экскурсионную программу именно по зданию кафедрального собора и всему соборному комплексу.

- Ну расскажите какой-нибудь секретик.

Владимир Береснев: Вот тут…

- Опять не расскажите?

Владимир Береснев: Нет, здесь я не расскажу не потому, что это секретик, просто потому, что я не в теме, да, т.е. я не исследовал это здание, там у меня сокуратор и материалы готовит она.

- То есть будет одна экскурсия, а в основном люди будут самостоятельно изучать: ходить и читать какие-то…

Владимир Береснев: Экскурсию можно заказать, у нас это услуга. Услуга платная.

- Дорого?

Владимир Береснев: 1000 рублей. Вот. Но можно и самостоятельно знакомиться с этой историей по аннотациям.  

- Слушайте, это удивительно. 1000 рублей упиралась – можно понять в Перми, в Пермской галерее. Мы ездили на Строгановский фестиваль «Бефстроганов», который проводился в Ильинском. И там по местному музею экскурсия 1000 рублей, по местному краеведческому. Ни в какое сравнение, конечно, не идет он с каким-то большим музеем. Даже там была экскурсия 1000 рублей. Это к тому, что вот не так уж и дорого, видимо. Слушайте, рассказывали мне различные истории, даже у нас… Юлия Борисовна, вы, наверно, знаете про эти легенды галереи, потому что даже у нас в редакции какая-то легенда ходила. По-моему, Сергей Штерн рассказывал. Ну не помню, кто точно. Что-то ли обходили галерею какие-то люди с собаками, собака в определенном месте упиралась – нет, не пойду, потеряла нюх, и вот упиралась – в общем, там что-то то ли клад, то ли икону там какую-то потом нашли.

Юлия Тавризян: Нет-нет, не так все радикально.

- Это все сказки?

Юлия Тавризян: Ну то есть просто все одно на другое накладывается, как обычно, и путается. Когда-то, в 1980, по-моему, году у нас была впервые огромная выставка Рерихов, Николая и Святослава Рериха. Она была прямо на всю галерею, снимали экспозицию. И поскольку это были такие большие застрахованные ценности, то каждый день в обход… То есть там был дополнительный милицейский пост и в обход шел кинолог с собакой.

- Все-таки ходил?

Юлия Тавризян: Да. Но вот в алтарь собака не шла. Ну, думаю, не потому, что там клад. По каким-то…

- Но тоже по каким-то таким причинам, которые… не физическим. Получается все время действия выставки о переездах галереи почти все лето займет?

Владимир Береснев: Да. У нас выставки так и продолжаются – месяц, два, иногда больше. И поскольку это у нас заявлено как выставка, то мы наши регламенты выдерживаем.

- Юлия Борисовна, а что в это время в галерее происходит самой? Там ведь тоже какие-то выставочные…?

Юлия Тавризян: Галерея работает в штатном режиме.

- А то некоторые люди, видя вот эти все занавески и огороженный вот этот вот вход, я просто к вам когда приезжала, готовили мы программу «Буква П», т.е. выглядит это все… Мимо меня люди проходили, удивлялись, что я туда захожу. Ну то есть как-то вот это…

Юлия Тавризян: Ну да… Поскольку…

Владимир Береснев: Недружелюбно.

- Недружелюбно.

Юлия Тавризян: Поскольку идет ремонт фасада, то, конечно, многие считают, что мы закрыты. Нет, мы открыты, мы работаем. Ремонт ведет управление капстроительства Пермской епархии, уже… хозяев этого здания.

- Ремонтируют новое свое владение.

Юлия Тавризян: И они уже готовятся к тому, что здание примет свой первоначальный облик исторический, так что, в общем, это к нашим разговорам об истории собора тоже относится.

- А исторический облик… Я думала, только обновят штукатурку, подкрасят. Там что-то кардинально менять будут в облике?

Юлия Тавризян: На самом деле, они, нет, кардинально не будут менять, конечно. Но на самом деле специалистыреставраторы и историки, посмотрели очень внимательно на сам собор.

- Так.

Юлия Тавризян: Изучили все имеющиеся чертежи, слазали во все места, сделали все промеры. И будет постепенно, видимо, такая реконструкция с возвращением каждой детали к ее историческому облику.

- Тут у нас большой разговор затевается о переезде самом.

Юлия Тавризян: Как скажите.

- Вот переезжаем мы в бывшее здание ВКИО на Акулова… Сколько?

Юлия Тавризян: 4.

Владимир Береснев: 4.

- 4. И, Владимир, вот вы говорили, что даже люди, которые гуляют… Вы были свидетелем того, что люди, которые гуляют по Соборной площади, не все в курсе. Один из десяти, два из десяти в курсе, что галерея вообще переезжает. Юлия Борисовна просто нас уверяла, что уже весь город в курсе, а мы противимся, говорим, нет.

Владимир Береснев: Ничего удивительно в этом, я думаю, нет, поскольку галерея, вообще искусство – это не для каждого. Многие люди, которые приходят на Соборную площадь, они к этому искусству, ну если не равнодушны, то, по крайней мере… Ну по какой-то причине, дети не подросли, да, еще не пошли в школу, их туда не водили, хотя родители-то ходили, да. Вот. То есть все знают, что в городе галерея есть.

- Конечно.

Владимир Береснев: Про это трудно не знать – это архитектурная доминанта, которую видно издалека. Но что касается переезда, не все же ежедневно в Интернете читают сообщения, да, не все читают газеты. Поэтому очень много людей, которые не знают, что мы переезжаем, и еще меньше людей, которые знают куда.

Юлия Тавризян: Куда…

- Пока шли новости федеральные, мы говорили о том, что ходят слухи, что галерея переезжает из храма, по идее, в казармы. Вот вы, Владимир, как это рассказали?

Владимир Береснев: Это не слухи, это факт. Здание Акулова, 4 – это бывшие казармы ВКИО. Но звучит критика с таким акцентом, что…

- Негативным?

Владимир Береснев: Да, негативным. Что такое храм, и что такое казармы, да. То есть это как-то уничижает проект нашего окончательного переезда. Собственно…

- Согласны? Согласны вы с этим?

Юлия Тавризян: Нет.

Владимир Береснев: Нет, с такой постановкой вопроса не согласны. Не согласны, поскольку здание лучше, чем то, в котором мы находимся. И если к этому подойти с умом и не быть слишком скупыми властям и бизнесу, то это здание можно превратить в «конфетку». Другое дело, что мы сейчас находимся в такой острой фазе, когда накануне выборов и, в принципе, вокруг этого много такого политического контекста. И средства массовой информации, они любят подобные заголовки.

- Ну все любят. И читать такие любят…

Владимир Береснев: Да. То есть, понимаете, просто написать «Галерея переезжает в здание на Акулова, 4» – это никому не интересно.

- Это никому не интересно.

Владимир Береснев: А вот «Переезжает из храма в казармы» – вот это цепляет.

- Конечно. Вот журналисты тоже пишут то, что требуют, что читают.

Владимир Береснев: Конечно. И мы хотим смягчить вот такую противоречивую, нервозную атмосферу, потому что в тех эпизодах, которые у нас были раньше, там было задействовано огромное количество людей, которые к этому эпизоду, допустим, не имеют отношения. Потом, случившееся, оно уже… ну как бы оно не скандальное, оно где-то курьезное, где-то странное, да. И к нему такого же негативного отношения нет. То есть люди, второй день работа выставки, они с интересом эти истории изучают, они кажутся им забавными, они кажутся им такими невозможными, неожиданными, утопичными, но они их не раздражают.

- Юлия Борисовна, вы согласны, что это здание, вот как сказал Владимир, лучше, чем то, которое было? Чем собора?

Юлия Тавризян: Это здание почти в 4 раза больше, чем то, которое у нас сейчас. Дело все в том, что мы, конечно, привыкли к зданию собора – и мы, и экспонаты. И здесь высоченные потолки, здесь есть большие пространства, но нам негде посадить зрителей, когда они приходят на лекции, нам негде организовать концерт, нам негде заниматься с детьми. У нас…

Владимир Береснев: Негде посадить сотрудников, в конце концов.

Юлия Тавризян: В конце концов, да, хотела как раз сказать, что негде посадить сотрудников. Сейчас вот сотрудников в лекционный зал перемещаем. На самом деле, все зависит от того, какой результат мы получим после реконструкции здания. Да, с точки зрения архитектуры это не шедевр, мы все это прекрасно знаем. Но у него есть безусловные плюсы. У него есть плюсы – это вид на Каму. У него есть плюсы в том, что оно находится в центре. У него есть плюсы в том, что…

- Недалеко переносить.

Юлия Тавризян: Да, недалеко переезжать.

- Соберутся люди, будут из рук в руки передавать.

Юлия Тавризян: И это возможность сделать лифты, сделать сервисы для посетителей.

- Современные.

Юлия Тавризян: Будет современное совершенно такое здание с образовательным центром, с хорошим залом, с четырьмя этажами под экспозиции и временные выставки. Там будет сделан музейный климат, который позволит нам привозить выставки из центральных музеев не только России, но и, мы надеемся, мировых. Ну то есть так будет просторнее фондам. Конечно, это не отдельное здание для фондов, как предполагалось, но, тем не менее, на сегодняшний день, если просто пересчитать… вот просто пересчитать количество экспонатов, которые есть в галерее на площади…

- Выше 50.

Юлия Тавризян: Да. Которые у нас занимают фонды, то получится почти 60 предметов на квадратный метр.

- Ой-ей-ей! Слушайте, вот мы рассказали, как это должно быть и может быть красиво, а теперь давайте о том, что есть. Что там с ремонтом происходит? На какой это стадии?

Юлия Тавризян: Ремонт еще не начался. Просто сейчас шла работа над проектом. То есть сначала первый этап – это был тендер, да, т.е. выиграла московская компания «ПСК-Систем». Они начали работать над проектом. Они будут менять всю начинку, т.е. проект предполагает смену всей начинки.

- Это вот речь об этих системах кондиционирования, да?

Юлия Тавризян: Все-все-все вообще. Все там: потолки, полы. Ну то есть мы надеемся, что там будет совершенно другое пространство и вообще не то, которое ты ожидаешь, зайдя вот в это длинное прямоугольное такое огромное здание, да. Там будет совсем другое пространство: зонированое, разделенное на отдельные части. Вот сейчас мы ждем результатов государственной экспертизы, должен пройти проект. И после этого, если результаты будут благоприятными, то уже начнется, собственно, реконструкция.

- Все равно как-то это звучит все обнадеживающе, конечно, но кажется, что это многие годы?

Юлия Тавризян: Все зависит, конечно, от того, как будет организован процесс… Знаете, если…. Если предположить идеальный вариант.

- Так.

Юлия Тавризян: Что вот экспертиза даст положительное заключение и можно будет заходить на площадку, там тоже это тендер, да, выбор компании-подрядчика. Ну, слушайте, у нас многоэтажные дома за год строят.

Владимир Береснев: Если постараться, можно сделать за 2, за 3 года.

- Если постараться.

Юлия Тавризян: Если будет нормальное финансирование. Если будет все это, то в течение полутора лет здание будет построено. Еще полгода на переезд.

- В 2018-ом, начале 2019-го. Вы, по-моему, говорили в 2018-ом?

Юлия Тавризян: Мы надеемся на 2018 год.

- На 2018-й? Но это…

Юлия Тавризян: Мы надеемся, мы очень рассчитываем на 2018-й. Но это знаете, как человек предполагает…

- Очень оптимистичный прогноз, все-таки, да. А если экспертиза даст отрицательное заключение, что тогда?

Юлия Тавризян: Значит, будут доделывать.

- А, ну все, да…

Юлия Тавризян: Ну как всегда.

- Все. Все понятно.

Юлия Тавризян: Как всегда.

Владимир Береснев: Вот я бы добавил, что тот вариант переезда, в котором мы сейчас находимся, он единственный, который дошел до уровня практической реализации. То есть все эпизоды, которые были до этого, там были очень интересные, красивые проекты. Скажем, там остров посреди Камы и галерея как мост, ведущий с берега.

Юлия Тавризян: Радуга.

Владимир Береснев: Как радуга, да.

- Планировалось такое простроить, насыпать?

Владимир Береснев: Да.

Юлия Тавризян: Один из проектов международного конкурса 2008 года…

Владимир Береснев: Да, 2007-й.

Юлия Тавризян: 2007-й, да. Это был проект от Анны Кузденбаевой, который представлял собой такую радугу над Камой прямо от того места, где ДК «Дельта» находился, на насыпной остров на Каме. Обалденной красоты!

- Конечно!

Юлия Тавризян: Там из этого же…

Владимир Береснев: Это Дубай вот.

- Да, это что-то не по нашим бюджетам.

Юлия Тавризян: Да. Из этой же серии там был проект Виктории Окочи – это, ну, такой философ архитектуры, величина просто такая мировая. Это такая волна, огибающая…

Владимир Береснев: Железную дорогу.

Юлия Тавризян: Железную дорогу, идущую по воздуху. Ну то есть, понимаете, есть проекты и есть прожекты.

- Ну да, наверное.

Юлия Тавризян: То есть, к сожалению…

Владимир Береснев: Конечно…

- Слушайте, у нас в стране где-то реализовываются такие вот проекты сказочные?

Юлия Тавризян: Да нет, ну это мечта.

Владимир Береснев: Разве что в Москве и то не всегда.

Юлия Тавризян: Это мечта. Нет-нет. Такого уровня проекты не были реализованы.

Владимир Береснев: Такого уровня в России, да. Поэтому если сравнивать…

Юлия Тавризян: Такого масштаба, такой сложности, такой мысли, вот, да.

- Ну эти архитекторы понимают это, когда идут в определенный город с определенными теми же бюджетами?

Юлия Тавризян: Слушайте, их пригласили: сделайте проект-образ современной галереи, да. Пожалуйста.

- Все-таки, да, они делают от души. Да-да, конечно, то есть художники.

Владимир Береснев: То есть их ничем не ограничивали – ни размером бюджета, ни техническими условиями.

Юлия Тавризян: Их не ограничивали ни деньгами, ни размером, ни даже навигацией на Каме, понимаете, чтобы там насыпной мост.

- Да-да.

Юлия Тавризян: То есть они очень красивые, они поразительно красивые. Той же Захи Хадид. Но, понимаете, как бы вот этот архитектурный образ и реальная жизнь, они, к сожалению, у нас все-таки это две большие разницы.

- Не пересекаются. Не пересекаются. Ну что ж, что-то хотите еще добавить по выставке? Вы говорили по волонтерам – это только те, которые вот нужны каждый день сегодня, да?

Владимир Береснев: Да.

- Они вам вообще будут еще нужны? Например, при переезде вы будете пользовать услугами волонтеров?

Владимир Береснев: Конечно, у нас есть масса мероприятий. Скажем, та же «Ночь в музее», где помощь волонтеров неоценима. То есть то, что мы их сейчас мобилизуем, это не значит, что потом мы с ними расстанемся. Нет, конечно же.

- Я думаю, будем закругляться. Вот уже и Сергей Штерн появился с новостями. Я напоминаю, что у нас в студии Юлия Борисовна Тавризян, директор Пермской художественной галереи, Владимир Береснев, куратор новой выставки, которая уже работает на площади перед пока еще зданием галереи. Приходите, смотрите – все это в течение месяца работает. Спасибо, что пришли.

Юлия Тавризян: Спасибо!

Владимир Береснев: Спасибо!

______________________

Программа вышла в эфир 17 июня 2016 г.


Обсуждение
2256
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.