Верхний баннер
03:28 | | 09 МАЯ 2021

$ 74.14 € 89.51

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40


Программы / Дневной разворот

15.09.2016 | 12:03
«Я бы то распределение налогов, которое остается на территории малых муниципалитетов, изменила. Потому что на 10% невозможно выжить. Не будет никаких детских площадок, дорог и тротуаров, если у нас местное самоуправление живет на 10% от всех налогов», — Ольга Колоколова, кандидат в депутаты ЗС

«Дневной разворот» на пермском «Эхе». В студии Вячеслав Дегтярников. Сергей Слободин за звукорежиссерским пультом. Гость нашего сегодняшнего «Разворота» – кандидат в депутаты Законодательного собрания Пермского края по 28-му избирательному округу Ольга Аркадьевна Колоколова. Добрый день, Ольга Аркадьевна!

– Добрый день!

Ну для начала, как обстоят дела в округе?

– На самом деле, 28-й округ — это очень интересная территория.

Тут, наверное, и территорию нужно описать, потому что после того, как все разгромили, многие уже не понимают, где границы.

– Да, действительно так, но на самом деле Краснокамский район – это полностью входит в 28-й округ, и входит часть Пермского района – 4 поселения. Это Кондратово, Култаево, Заболотово и Усть-Качка. Вот территория очень интересная, вплоть до того, когда Усть-Качка была частью Краснокамского района, потом было когда-то, значит, Култаевское поселение в нескольких вариантах, там Нижний Усть-Улимск был. Очень интересно, разные люди и разные ситуации. Понятно, что самые серьезные проблемы Усть-Качки — это, например, приватизация жилья. Про нее все знают все. Ситуация странная, конечно, но вроде как свет в конце тоннеля у них теперь забрезжил. Кондратовское поселение уникальное тоже, практически это пригород Перми, район почти что. Но это сельское поселение, вот удивительно. Ну понятно, Култаево, это самая быстрорастущая территория. Строится очень активно, не успевают за ней и дороги и тротуары. Но очень интересное поселение. В нем есть, например, такая деревня Мукино. В ней жители собрали деньги на памятник герою Великой Отечественной войны. Установили памятник, но, оказалось, что земля спорная. И сейчас пытаются судиться на эту землю, на которой сами, своими усилиями, поставили памятник. В этом же поселении есть национальное село Башкултаево, очень интересное. Знаете, у них нет клуба и они говорят: «Ну вот помогите нам сделать как-нибудь, что-нибудь». Я говорю: «Хорошо, давайте найдем какое-то заброшенное помещение и сделаем из него клуб своими силами». Они так на меня смотрят непонимающим взглядом…  — «Заброшенное помещение? У нас в селе нет заброшенных помещений, у нас все при деле». Они тоже собирали деньги и построили сами сцену, под концерты. Детскую площадку по проектированию, там одному из грантов выиграли. Молодцы! Такая инициатива, которой хочется помогать. Горшки есть, это Заболотское поселение, очень интересно, у них там построен детский садик. Они все никак не могут ввести его в эксплуатацию, потому что требования изменились. Они так ждали этот детский сад — старый закрыли, нового не открыли — и вот стоит такой, можно сказать, недостроенный, да. Он полностью уже закончен, просто его не могут ввести в эксплуатацию, там кое-что не совпадает с теми нормами, которые сейчас уже приняты для детских садов. С другой стороны, в соседнем поселении, значит, в Нижних Муллах, ну теперь уже как бы Култаевское поселение, это общее у них. Построили при помощи, естественно, нефтяников, в том числе, ДК. Здорово, классно, то есть как в селе, говорят вообще ничего не строят, а тут, значит, открытие было на прошлой недели, удивительная вещь. Краснокамский район мною очень любимый, поскольку я там живу внутри этого района. Понятно, что ситуация на Майском очень серьезно подстегивает. Так скажем, экономическую нестабильность района, потому что это монопоселок и не дай бог с ним что-то случится похожее, например, что происходит в кировском угольном бассейне. Вот, значит, там люди, естественно, это единственное место работы для них, для жителей поселка. Это, естественно, единственный источник дохода практически у бюджета, майского поселения, это свинокомплекс, который до сих пор в собственности Пермского края, и вот там замечательный, в кавычках, арендатор, который ведет банкротство. Сказать, что к преднамеренному, вроде пока фактов нет, но вот проверка пошла, все составлено, похоже на то, так корректно выразимся.

То есть, есть признаки, о которых принято говорить.

– Вы понимаете, любой арендатор имеет обязательство. Но когда все говорят о том, что он, первое — не выполняет, второе — ведет к тому, что, к сожалению, тот коллектив, который сегодня там существует, видит, как это все происходит. То есть на глазах у людей прямо там. Там не то чтобы как жители и работники, значит, говорят, что нужно свинью доращивать до 45 килограммов, потом она должна приносить прибыль. Для них это азы, они больше о свиньях и поросятах говорят, как о себе почти что. — «Нас не кормят». Я говорю: «В смысле не кормят?» Ну поросят не кормят, я выращиваю поросят, нас не кормят. От имени этого поросеночка маленького, который, извините, три с половиной, четыре килограмма начинают вырезать и продавать на мясо. Катастрофа в этом смысле и, конечно, мы все переживаем за поселок Майский и надеемся, что до этого дела не дойдет. Раз включили план приватизации, все-таки думаем у добросовестного какого-то покупателя и инвестора, придет и что-то хорошее сделает, потому что поселок уникальный. Там до сих пор стоит с советских времен детская площадка с качелями, каруселями, которая до сих пор действует. Я, конечно, может быть, какие-то неправильные вещи в эфире говорю. Контролирующие органы могут заинтересоваться, но вот хотелось бы что-то такое, чтобы они порадовались. Нашли человека, чтобы помог и поставил новую современную площадку. Я думаю, может быть, это такое, ну, знаете, хоть надежда. Я думаю, что эта надежда для Майского. Будем надеяться, что власти их услышат и примут правильное решение. Есть такие территории, вы знаете, в Краснокамском районе, в том числе. И, в принципе, мне казалось, что тут 15-20 минут до краевого центра, и должна быть цивилизация. Ладно, газа нет где-то еще, это абсолютно обычная вещь. Вроде бы Пермь, вроде бы Краснокамск, газа нет в некоторых территориях, ФАПов нет, нет почты. Нет банкоматов. Вы представляете, есть замечательное село Черное, там нет банкомата и почты. Люди вынуждены ехать в Краснокамск для того, чтобы просто деньги с карточки снять и тратить деньги на это отдельно…

Тут же совершенно ничего не мешает банкам поставить банкомат.

– Видимо, невыгодно, вы знаете, у нас есть районы в Краснокамске, в которых нет банкоматов. Представляете, Вячеслав. Под боком краевого центра. Есть очень интересные территории, например, Шабуничи, Семычи. У нас такие названия интересные в Краснокамском районе и люди уникальные, на самом деле. Есть энтузиасты. В этом же Мокино, так клуб, например, это Пермский район... Там человек работает заведующей клубом. Очень интересная молодая женщина, просто бьется из последних сил. Или вновь в Ивановке Краснокамского района, та же самая ситуация. Жители, которые приезжают туда, сейчас очень много строятся коттеджей. То есть приезжают люди состоятельные, значит, покупают земельные участки, отстраивают серьезный дом, потом приходят в клуб и говорят: «Елки-палки, как вы здесь живете!» — «Ну вот так и живем». При этом они радуются, проводят праздники, какие-то сельские сходы. Конечно, это удивительно, и все-таки есть какая-то надежда, что у людей какая-то перспектива еще есть. Удивительные люди. Конечно, после встреч они уходят радостные почему-то. Потому что городские жители больше разочарованы, наверное, чем воодушевлены выборами. Никто уже не верит, ну большинство не верят, что от того, как мы голосуем, зависит то, как мы живем. Приходится объяснять, рассказывать — о себе, о программе. О том, что, в общем-то, я много делаю в округе, в том числе.

Вот вы рассказали практически про весь округ, насколько я понимаю, проехали весь.

– Конечно, да, порядка 10-15 встреч полтора месяца, каждый день. Такая работа, конечно, говорить очень много, убеждать. Бывает, конечно, люди, которые потом приходят и после встречи говорят: «Надо же, мы уже думали, что нет выбора, нет людей, которых боролись за территорию». Потому что я считаю, что территорию округа должен представлять человек, который внутри живет. Который ходит по этим тротуарам, ездит в таких дорогах. Извините, сапоги я не одела. Когда поехала в деревню, поехала специально на каблуках, но не на шпильках, конечно, чтобы проявить солидарность с женщинами сельских маленьких территорий, что, да, нам бы хотелось тоже иметь тротуары, им там и с чистой обувью ходить по этим тротуарам.

Вот все-таки по настроениям — люди хотят идти голосовать, или они больше все-таки пессимисты?

– Ну вот, смотрите, старшее поколение, те, которые привыкли, что все-таки эта такая процедура обязательная, да? Они, конечно же, пойдут, потому что большинство из них просто привыкли. Это возможность пообщаться. Больше всего кто на собрание ходит? Во дворы, например. Бабулечки, которые там активны, неактивны, но им есть что сказать всегда. Вторая часть — это, наверное, люди, которые сталкивались с системой выборов. То есть и бюджетники, в том числе, которые работают в избирательных комиссиях, они воспринимают это тоже как некий ритуал и гражданский долг. Сложнее с молодежью. Потому что она не готова вообще голосовать. То есть она не понимает. Есть, конечно, те, которые осознанно идут, у которых родители, например, объясняют им, и у них воспитание, образование, и они понимают — надо. Но большинство из тех молодых, которые сегодня в территориях, я не знаю, как у других, это везде, мне кажется так, они готовы голосовать за деньги, да, что нам ваши выборы, вы нам дайте на дискотеку, на то, на се, либо они вообще не ходят. В принципе, допустим, праймериз, которые проводились, не будет упомянута другая партия, но все равно, значит, в мае. Они показали, что испортили такую картину, потому что очень многие кандидаты, к сожалению, пользовались такими технологиями подкупа, и, соответственно, конечно, молодежь на это очень хорошо реагировала, к сожалению. Потому что там, продаваясь за 500 рублей, за 300 рублей, еще за сколько сотен рублей, вы, получается, продаете свое будущее на 5 лет. Если вы купились на такую историю, значит, что вы можете просить у депутата или государства за эти пять лет. Все, вы уже все получили, все. Вот.

Тогда вот такие… Ну все мы немножко приболели, поэтому просим наших слушателей нас немножко изменить. Видите, резко сменилась погода. Было очень тепло, стало достаточно холодно и, видимо, все-таки это на нас, пермяков, повлияло. Хотелось бы понять все-таки, насколько чисто все-таки проходят выборы. Это первый, наверное, и самый главный момент, потому что об этом тоже все говорят, по-разному, насколько я понимаю, ход подготовки к выборам. Как у вас в округе?

– Вообще, конечно, все непросто. Вот буквально, понедельник, с понедельника на вторник. Ночью выбросили замечательную листовку.

Давайте мы сейчас прервемся на рекламу, затем вернемся в эту студию и продолжим.

Продолжается разворот на пермском «Эхе». Сегодня у нас в гостях кандидат в депутаты Законодательного собрания Пермского края по 28-му избирательному округу Ольга Аркадьевна Колоколова, и говорили мы все-таки о том, насколько чисто проходит подготовка к выборам, сама избирательная кампания. Наблюдаете ли вы там какие-то попытки, не знаю, черных технологий.

– На самом деле Краснокамск славится своими нехорошими технологиями. К сожалению, прогремели мы на весь Пермский край. И предыдущие выборы... Да, очень любят у нас расписывать заборы, дома, распространять слухи в отдельных газетах. Вообще, эта вся война связана была в свое время с бывшим мэром. Вот о том, что он любил такие технологии. Действительно, с понедельника на вторник выбросили листовку. Причем как, она, конечно, черная листовка, но она такого зелененького цвета, с логотипом «Яблока» с моей хорошей фотографией, приличной. Вот, и с «замечательными» тезисами. То есть это вот «ключевые тезисы предвыборной программы Ольги Колоколовой» назвали. Вот, и там ну совершенно оскорбительные вещи, и унижающие пенсионеров и бюджетников. Написано, что, якобы, я выступаю за то, чтобы пенсионный возраст повысили до 70 лет. Почему не до 100 — непонятно. Специально так, что вроде бы похоже на какую-то правду. Никогда не говорила ничего подобного, естественно. Вообще, считаю, что его нужно снижать и повышать пенсию. Второе, что закрывать нужно школы и больницы. Это вообще удивительный тезис. Знаете, почему? Потому что как предприниматель я очень много помогаю — школам, детским садам и творческим коллективам, и поликлиникам, в том числе. Потому что я живу в Краснокамске и помогаю, естественно, там, где живу. И понимаю, что в очень плохом состоянии сегодня финансирование здравоохранения и образования. Поэтому меня этот тезис в черной листовке вообще просто возмутил. Ну еще и, знаете, много чего там — кредиты на услуги ЖКХ. Удивительные тезисы, причем некоторые тезисы очень похожие, нормальные. Из 10-ти тезисов половина таких, чтобы неискушенный читатель старшего возраста не понял, что это не настоящая листовка. Хотя, конечно, если там жители могли дочитать до конца, они увидели, что в этих тезисах и в самой агитации очень много ошибок и опечаток. Это первое. Второе — вы знаете, удивительным образом эту листовку мне принесли поздно вечером мои же соседи. И потом позвонили жители, которые поймали разносчиков этих чернушных листовок. Ими оказались молодые пацаны из Перми, которым дали просто деньги и привезли в Краснокамск, отправили по почтовым ящикам. Они, конечно, все бабушкам выложили прямо как есть, понимаете?

Все на духу.

– Причем, в одной из листовок есть экстремистские лозунги. Когда подъехала полиция и, значит, они, испугавшись, что им что-то будет грозить, пытались сбежать или звонить родителям, то полицейские объяснили, что, в общем, это дело очень серьезное. Здесь, извините, не только штраф административный, здесь можно получить уголовную ответственность, потому что есть общие законы. Парням, конечно, никто не рассказал, они там чуть не плакали, рыдая на плече этих бабуличек, которые их поймали. Конечно, это возмутительно, потому что это как раз тот вариант, когда молодежь не понимает, что она делает. То есть за деньги готовы на все. Это неправильно. Ты хотя бы почитай. Да мы не читаем, мы разносим, нам по 2 тысячи на человека заплатили за ночь. Сегодня Краснокамск, завтра Кунгур, послезавтра Чернушка. Вот так вот, даже не скрывая такие вещи. Мы, говорит, так давно уже работаем. Отличная ситуация для заработка. Ну вот такая технология нынче.

Это мы про черные технологии поговорили и про якобы ваши тезисы. Давайте все-таки, наверное, на настоящих тезисах остановимся, потому что все равно черные тезисы попытались распространить. Вы начали перечислять те проблемы, которые вы видите в округе, в том числе в Усть-Качке. Довольно серьезная проблема, которую никто не решил до сих пор и не знаю, как ее будут решать. Ваши реальные тезисы, что бы вы хотели осуществить на территории?

– Вы знаете, Вячеслав, я воспринимаю работу депутата на территории. Ну, конечно, я сейчас депутат земского собрания. То есть муниципальный депутат. Больше как, ну, не знаю, работа помощника, так скажем, избирателей. Хотя с детской площадкой мы ищем варианты. Мы эту детскую площадку ставим. Хотя по проектам школы мы ищем спонсора или сами собираем деньги, тоже помогаем. Видеонаблюдение, тротуары — что только не было за всю историю моего депутатства. Что приходилось делать вместе с избирателями. Вместе это хорошо — знаете, почему? Потому что жители даже отдаленного поселка просят детскую площадку, я им всегда говорю вот такую вещь — хорошо, давайте мы найдем спонсорские деньги. Выиграем грант, купим эту площадку, да? В какое-то время. Будете устанавливать вы ее сами, чтобы вы потом берегли эту, значит, историю, связанную с детской площадкой. Разбивали клумбы, делали лавочки, потому что ровно 10 лет назад, когда, значит, я первый раз баллотировалась в законодательное собрание, у меня была такая история. С двумя территориями связанная — Усть-Сынами и Оверятами. И выборы я тогда, конечно, не выиграла, но поскольку жители хотели поставить детские площадки, мы их поставили. Вот это уже было после выборов, то есть не подумайте, что это что-то связано с подкупом. Через три года в Усть-Сынах не осталось детских площадок, а в Оверятах она все еще стоит. В детском садике, они ее красят, они ее холят и лелеют. Они в этот раз приезжали и говорят: «А вы знаете, мы гордимся, что у нас первая детская площадка появилась благодаря вам, нам и общим усилиям». Вот это то, что делаю я сейчас, как муниципальный депутат. Конечно, депутат законодательного собрания — это немножко другой депутат. Что бы я сделала... Я бы все-таки вот то распределение налогов, которое сегодня остается на территории муниципалитетов маленьких, изменила. Потому что на 10% невозможно выжить. Не будет никаких детских площадок, дорог и тротуаров, если у нас местное самоуправление живет на 10% от всех налогов. Это неправильно, понимаете? Очень многие говорят, вот там недовольны властью местной, она ничего не делает. Ей денег не дают. Я считаю, что все-таки там, где мы живем, мы должны тратить налоги, и это перераспределение должно быть по-другому абсолютно. Второе — здравоохранение. Вы знаете, удивительным образом, но вот и сами врачи, и сами пациенты, как обычно говорят больные, вот пациенты — они не понимают, что у нас медицина… Мы не понимаем, очень многие, что у нас медицина не бесплатная, она страховая. Но действует она не как страховая медицина, а как некий псевдомеханизм, которую называют «страховой медициной». Каждый месяц мы отчисляем налоги. Мы, как работающие люди, редко ходим в больницу. Раз в год, может быть, когда упал и пошел в больницу, мы не видим, что и врач не чувствует, что деньги от нас получает. Он не так к нам относится. Приходите, вы, Вячеслав, или я, например, приходим в горбольницу, а деньги каждый месяц поступают. Что должен делать врач? — «Здравствуйте, Ольга Аркадьевна, как я вас давно не видел. Деньги от вас идут, не знаю куда девать. Давайте что-нибудь срочно вам полечим или иначе нам придется вернуть все деньги»... Это же не так происходит. Происходит все совсем по-другому и вы знаете, у меня есть избирательница одна, она до министра дошла. Чтобы выписать бесплатное лекарство, и чтобы записаться на прием, это же упорство надо иметь определенное и характер. Завела тетрадочку, стала записывать, куда ее послали, как послали, какой специалист не принял. Тетрадочка на 48 страничек за полгода заполнилась прямо. Вот почти в каждой клеточке. Со здравоохранением нужно что-то серьезно решать, потому что даже сами врачи, они говорят — «Мы не знаем, кто нас будет лечить через 15 лет». Не знаем. Нет молодежи, нет людей в территориях, малых муниципалитетах. Ну вот это задача номер 2, как я считаю, для меня, кандидата в депутаты, и, может, будущего депутата. Ну и третье, это все-таки образование, школы, детские сады — все, что связано с ними, потому что в Краснокамске, например, не хватает детских садов. В Кондратово вообще интересная история.

Давайте о кондратовских историях поговорим чуть попозже, сразу после федеральных новостей.

Продолжается «Дневной разворот» на пермском «Эхе». Сегодня у нас в гостях кандидат в депутаты по 28-му избирательному округу, кандидат в депутаты Законодательного собрания Пермского края Ольга Аркадьевна Колоколова. И остановились мы на ситуации в Кондратово, вы говорили, в частности, к привязке образованию…

– Да, вы знаете, удивительная территория тоже, очень быстро развивающаяся, очень много высотных домов, стройки везде идут, дороги, тротуары. Конечно, есть незаконченные дороги, но не суть. Значит, в школе нет школьного стадиона. Его негде построить. Представляете? Учителя даже хихикали на встрече, они говорили: «А давайте сделаем канатный стадион и подвесим его в спортзале. Понимаете? Вот как-то так, похихикали, но сказали, действительно, и, в принципе, это все должно быть в шаговой доступности. А у нас негде его поставить, места нет, земли нет.

Как так?

– Ну вот так.

Куда земля в России делась?

– Все строят. В Мокино — не такая дальняя территория от Перми — у них нет, значит, земли для пастбища, потому что все тоже коттеджные поселочки, нет места для школьного стадиона. Хотя нужна еще одна школа и даже несколько детских садов в этом же Кондратово. Такая история. Может быть, вы знаете, может, конечно, не согласитесь со мной, Вячеслав. Но вы подумайте. У нас в федеральном бюджете 32% на оборону, силовые структуры, и всего 3%, ну чуть больше, на образование, 3% примерно на медицину и 0,6% на культуру. Как вам кажется, от чего это?

Я не могу сказать, я же не выбираюсь в депутаты.

– Надо тоже вам попробовать. Может быть, нестандартная, конечно, мысль, а мне кажется, потому что у нас не очень много женщин в политике, потому что это культура, образование и здравоохранение — это испокон такие женские рабочие места, и все-таки больше похожи на какую-то домашнюю работу и работу с детьми. Поэтому, я считаю, что, наверное, в том числе и из-за этого, почему не подумать над тем… Такая простая история. Например, ребенок, воспитывает его мужчина и женщина — в идеале. Воспитание и отношение к ребенку совершенно разные. И в зависимости от того, как вы воспринимаете свою территорию, свой город, свой край в качестве ребенка. То есть нужен и мужской и женский взгляд на те вещи, на те события, которые происходят в крае. Я думаю, что нужно стремиться к тому, чтобы в законодательном собрании, в том числе края, было больше женщин. Может тогда и сдвинется история.

Чтобы было все сбалансировано.

– Конечно, абсолютно. А то, что такое у нас «замечательное» пособие детское — 158 рублей. Пакет молока и буханка хлеба на целый месяц.

Вот смотрите, предположим, я думаю, что, скорее всего, так и случится. 18 числа вы побеждаете на выборах и понятно, что вы придете на законодательное собрание и там вас не все будут слышать. Вы все равно должны прийти с каким-то пакетом законопроектов, которые вы готовы внести. Потому что, в первую очередь, это работа депутатов, насколько я понимаю. Может быть, я плохо в этом разбираюсь, это все-таки и работа законодателя.

– Конечно, я вам про это рассказывала, это налоги, это образование, это здравоохранение – то есть социальная сфера.

Но здесь вопрос лоббированный.

– Конечно. Вот, смотрите, Вячеслав. Наверное, такой пример приведу. Он может быть не очень характерный, но все-таки. Когда 10 лет назад у нас поселения появились, 131-й закон, и в Краснокамской Думе, естественно, там было 20 депутатов. Там и сейчас 20 депутатов, была оппозиция 3 человека. Один единоросс, одна коммунистка и одна «яблочница». Мы были совершенно разные люди, но мы предлагали альтернативу. Какую-то альтернативу действующему главе. Нас мало кто слышал, это в первом созыве. Во втором созыве стало 7 человек. В первом созыве 14. Даже меня там не было уже. Но люди изменили ситуацию. Они, значит, отправили с помощью губернатора, естественно, в отставку мэра, и сейчас там мэр — женщина в Краснокамске. Посмотрим, вот как изменится ситуация, когда мэром стала женщина в городе. Это первое. То есть я человек очень упрямый в этом смысле, и я не сдаюсь. Вторая история, значит, вот многие говорят — «Как так, вот тут недавно в каком-то СМИ прочитала, одна партия помогает конкуренту другой партии!» Знаете, вот я вот считаю, что большая-большая политика — она только в Москве, она где-то вот там, может быть, внутри Садового кольца. Здесь у нас обычные хозяйственные работы и обычная возможность договориться внутри региона строить бюджетные отношения на благо территории. Вот это самое главное. Поэтому я и своим соперникам тоже желаю закончить воевать. Черные истории с черным пиаром закончить. Повернуться друг другу лицом и начать работать на благо территории. Может быть, тогда получится намного лучше.

То есть вы хотите сказать, что, избирая законодательное собрание, неважно от какой ты партии. Здесь партийная принадлежность не имеет большого значения.

– Конечно, тем более, что депутат, допустим, от территории в одномандатном округе — это все-таки больше персоналии, чем принадлежность к какой-то группе политической. Потому что, допустим, вот хорошо, за меня проголосуют большинство, и все знают, что я член партии «Яблоко». И что, я теперь должна к избирателям, которые любят «Единую Россию», должна как-то по-другому относиться, что ли? Нет. Я считаю, что выбор приходит и уходит, а человеческие отношения — они остаются в любом случае. Я живу долгое время на этой территории и очень многие избиратели как раз приходят и говорят: «Нам без разницы, с какой вы партии. Мы знаем, что вы делаете, как вы помогаете, как вы к людям относитесь. Мало ли что на вас пишут в газетах, на заборах и все остальные. Мы знаем, что вы вместе с нами. Мы вместе».

У нас остается буквально 4, меньше, 3 минуты. Я думаю, это как раз возможность обратиться к вашим избирателям, что бы вы хотели сказать вот буквально, немного времени остается для того, чтобы отправиться на участки 18 числа делать свой выбор. Причем вот в данной ситуации — это достаточно сложно, потому что единый день голосования и бюллетеней будет много, и человек может просто запутаться.

– Ну что же, уважаемые избиратели! 18 сентября у вас есть возможность изменить или поставить оценку, или, например, наоборот поддержать, оценить работу краевого законодательного собрания, Государственной думы Российской Федерации и Пермской городской думы. Потому что в Перми еще одна компания. Будет 6 бюллетеней — один партийный бюллетень, другой будет персональный бюллетень. Значит, нужно поставить галочку напротив того человека или той партии, которая вам близка. Но на выборы нужно обязательно сходить. Я желаю сделать правильный выбор, чтобы потом вы не раскаивались. Как говорил очень великий человек, Черчилль, он говорил, что демократия — это не выборы, это не конкуренция. Это когда ты стоишь на избирательном участке, в избирательной кабинке для голосования, например — не дословно это — ты смотришь на бюллетень и ставишь галочку напротив того, кому ты доверяешь. Поэтому я желаю вам прийти на выборы, приглашаю всех сделать правильный выбор. Я думаю, что мы вместе сделаем больше на той территории, на который расположен 28-й округ. Это Краснокамский район и часть Пермского района — Кондратово, Култаево, Усть-Качка, Заболотово. Приходите, вместе мы сделаем больше!

И тогда последний, наверное, вопрос вот в этом нашем эфире. Из тех встреч, которые прошли, есть смысл вспомнить сейчас, наверное, такие самые теплые моменты тех людей… Все равно встречи — это люди, в первую очередь.

– Вы знаете, причем такие интересные люди. Например, в Мукино есть такая Любовь Николаевна, мы случайно совершенно познакомились. Уникальный человек, который занимается инвалидами, детьми-инвалидами, который самоотверженно бьется за этот памятник героя Великой Отечественной войны. Или Виктор Федорович из Новольинского, мы с ним встречались 10 лет назад и он мне тогда подарил корзинку для того, чтобы собирать грибы. Я до сих пор ею пользуюсь. Он специально пришел на встречу спросить — «Ольга Аркадьевна, а как моя корзинка поживает?» Я говорю: «Хорошо, хотите фотографию с грибами покажу?» Он говорит: «Хочу». Такие какие-то моменты человеческие, они, понимаете, есть выборы, нет выборов, они остаются с тобой навсегда.

Я вам желаю успехов, надеюсь, все будет правильно. Все будет, как и должно случиться. Надеюсь, это наша не последняя встреча независимо от выборов. Вы долго были на «Эхе», надеюсь, останетесь. Так что к нашим избирателям я обращаюсь и еще раз напоминаю. 18 числа у нас единый день голосования, будет много бюллетеней. Это не так страшно. Важно прочитать внимательно и разобраться. У нас в гостях была кандидат в депутаты Законодательного собрания Пермского края по 28-му избирательному округу Ольга Аркадьевна Колоколова. Всего доброго!

– До свидания!

_______________________

Изготовитель: Закрытое акционерное общество «ЭХО», 614070, Пермский край, г. Пермь, ул. Техническая, д. 5. ИНН 590 413 3941. Заказчик: Кандидат в депутаты Законодательного собрания Пермского края третьего созыва по одномандатному избирательному округу №28 Колоколова Ольга Аркадьевна. Дата выпуска: 15 сентября 2016 г. Изготовление оплачено из средств избирательного фонда кандидат​а​ в депутаты Законодательного собрания Пермского края третьего созыва по одномандатному избирательному округу №28 Колоколов​ой​ Ольг​и​ Аркадьевн​ы​.


Обсуждение
1894
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.